kudryavin (kudryavin) wrote,
kudryavin
kudryavin

Фельдшер из Люберец: «До прихода в скорую я думал, что она спасает больных»

Оригинал взят у nawepodmoskovie в Фельдшер из Люберец: «До прихода в скорую я думал, что она спасает больных»

Сотрудники скорой помощи каждый день спасают людей, но часто их героизм остается незамеченным. Более того – на работе им постоянно приходится сталкиваться с непростыми ситуациями, страшными моментами, агрессивными пациентами, а также с усталостью и недосыпом. Фельдшер из Люберец рассказал о рабочих буднях скорой помощи.

– Почему вы стали фельдшером?

– Я с детства интересовался медициной и физиологией. При этом мне хотелось именно спасать больных, а не сидеть в кабинете, заполняя бумаги и собирая огромные очереди. Да и стать фельдшером чуть проще – не обязательно учиться в медицинском университете, достаточно просто закончить медколледж и пройти стажировку.

Сложности начались уже во время стажировки. Нам принесли человека с оторванными конечностями. Одно дело, когда ты изучаешь это в колледже, другое – видеть, как прямо перед тобой кровь бьет фонтаном, и ее надо как-то остановить. В первой раз хотелось убежать подальше, будто ты тут ни при чем. Постоянно одолевало чувство внутреннего сопереживания – хочешь помочь, а не можешь, и вынужден слушать стоны больных. Я был уверен, что брошу профессию. Кстати, не все выдерживают: многие уходят после первых дней стажировки.

– Расскажите о своей первой смене.

– В первые же рабочие сутки случилась моя первая реанимация. Человек упал с большой высоты, его сердце еще билось, но он получил травмы, не совместимые с жизнью. Но друзья больного настаивали на реанимации. После 30 минут безуспешной реанимации больной умер прямо в нашей машине.

– Как обычно проходит ваша смена?

– Утром нужно подписывать кучу бумаг по приему автомобиля, лекарств и так далее. Потом идет проверка аппаратуры в автомобиле и наличия медикаментов.

В 9:00 начинают поступать первые вызовы, которые передают на новую смену. Через 1-2 минуты после получения звонка бригада уже мчится на вызов. За 20 минут надо успеть приехать на место, но с нашими пробками это почти невозможно, разумеется.

По прибытию на место медики отзваниваются диспетчеру и спешат на помощь больному. Бригады должны состоять из трех человек, но у нас вечно не хватает народу, так что часто эта самая «бригада» состоит из одного только фельдшера.

После оказания помощи заполняется карта вызова, состоящая из двух листов А4 – сплошная бюрократия. На выполнение вызова дается 30 минут, потом бригада снова звонит диспетчеру, который решает, куда дальше ехать.

Не всегда удается пообедать или поужинать. Если есть вызов, то надо бросать вилки и ехать. Сон тоже как получится: бывает, что вообще не удается поспать. За сутки приходит от 15 до 25 вызовов на бригаду. Следующим утром все медикаменты и оборудование сдаются под роспись следующей смене.


– Сколько получает фельдшер?

– Все зависит от доплат, выхода вне графика, сезона, количества вызовов, количества отработанных часов. Я работаю сутки через трое, иногда беру переработки. Моя средняя зарплата за 2016 год составляет 57 тысяч рублей. Зарплатой не сильно доволен, но на жизнь хватает.

– Расскажите о нестандартных случаях.

– За девять лет я многое повидал. Пьяные, упавшие с третьего этажа без единой царапины – уже почти норма. Привозили людей с «поездными» травмами – им проезжающий поезд отрубал конечности. Был случай, когда пьяный мужчина угрожал сотрудникам скорой и бил меня кулаками за то, что мы опоздали на вызов к его жене. Пришлось вызывать полицию, агрессор потом просил прощения.

Бывало, приезжаешь на вызов к ребенку, который сильно болеет или даже покалечен. А родители не отпускают его в больницу – мол, сами сможем его вылечить, только лекарства выпишите. В таких случаях мы не обращаем внимание на угрозы мам и пап и вызываем полицию, чтобы полицейские пообщались с родителями ребенка.

Не люблю выезжать к алкоголикам, бомжам и наркоманам. От них не услышишь никакой благодарности, многие ведут себя агрессивно.

– Что вы думаете о ложных вызовах?

– До прихода в скорую я думал, что она занимается именно спасением больных. А на деле большой процент вызовов – «не скоропомощные». Мозоль на пальце. Бабушка упала с кровати, и ее надо поднять. Температура у взрослого человека. Я понимаю, что этим людям плохо, но поверьте – есть те, кому гораздо хуже.

Виктория Рябикова
Источник: «РИАМО в Люберцах»


Tags: #МО, #Подмосковье
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author