kudryavin (kudryavin) wrote,
kudryavin
kudryavin

Серафимо-Знаменский скит

Оригинал взят у nawepodmoskovie в Серафимо-Знаменский скит
Дорога к селу Битягово, что к югу от Домодедово, очень живописна. Небольшая и пустынная, она идет сквозь дремучий лес и ехать по ней хочется бесконечно долго. В нескольких километрах от села она поворачивает к юго-западу, а на север уходит другая - поменьше. Невнимательный путник может не заметить этот поворот и табличку на развилке, спрятавшуюся среди ветвей, но если все же обратит на нее внимание и пройдет по дороге, то увидит один из самых необыкновенных подмосковных храмов с не менее необыкновенной историей.



Когда-то я тоже, как тот невнимательный путник, ходил через эти места, чтобы искупаться в реке Рожайке, и ни разу не видел ни той таблички, ни самого храма. Тем больше было мое удивление, когда я нашел в Интернете несколько фотографий уединенного и очень красивого лесного скита, а посмотрев на карту, внезапно обнаружил, что несколько раз уже бывал буквально в полукилометре от этого места. Не откладывая дело в долгий ящик, я собрался и поехал заполнять пробел в своих знаниях о Подмосковье.
Скит по определению должен представлять собой уединенное место в глуши, обитель отшельников и пустынножителей. Я хорошо знал скиты на Соловецких островах - надежно укрытые в лесах, они вполне отвечали этим характиристикам. Другое дело Подмосковье, да еще и ближнее - какой тут может быть скит? - думал я. Но все мои сомнения быстро рассеялись, как только я оказался на месте.
Все скитские постройки и церковь расположились на невысоком холме посреди векового бора - огромные сосны растут буквально в нескольких метрах от стен.



Людей вокруг мало, точнее сказать - почти совсем нет. Дорога здесь кончается, село осталось в стороне, а отдыхающих на реке, что бежит примерно в километре от скита, не видно и не слышно. Гуляя по территории, я увидел лишь только нескольких прихожан и монахиню (Серафимо-Знаменский скит является небольшим женским монастырем).
Храм поражает своей необыкновенной архитектурой. Высокий шатер, увенчанный двадцатью четырьмя кокошниками, устремлен подобно свече к небу.



Шатровый тип храмового строительства был распространен на Руси в XVI-XVII веках, но в данном случае первый камень в основание скита был заложен относительно недавно - в 1910 году. Устроители хотели создать прекрасный образ Небесного Иерусалима и у архитектора Алексея Викторовича Щусева это неплохо получилось - он построил храм в лучших традициях древнерусского зодчества.
Неподалеку от стен храма расположился небольшой ухоженый огород и красивый цветник.



Вокруг скита возвышается внушительная каменная стена, образующая квадрат. Каждая из сторон равна тридцати трем саженям - по числу лет земной жизни Христа. К слову, раньше в этом маленьком монастыре сестер по уставу тоже было тридцать три. В стену встроены маленькие домики-келии - всего двенадцать, по числу апостолов. Каждая келия носит имя своего апостола.



Как видите, все в ските находится на своем месте и имеет свой смысл. Даже двадцать четыре кокошника, венчающие храм, были сделаны не случайно, а по числу апокалиптических старцев, которые, в свою очередь, символизируют победу добра над злом и непрестанную молитву, возносящуюся Господу круглые сутки - двадцать четыре часа. Несомненно, основатели скита подобным символизмом хотели придать еще большую святость своему творению. Но, как вы скоро поймете из краткой истории, приведенной в этой небольшой статье, Серафимо-Знаменский скит и без того является одной из тех особых святынь русской земли, о которых, к сожалению, все еще мало кто знает.
Тамара Александровна Марджанишвили родилась в 1868 году в Кварели в грузинской княжеской семье, получила хорошее светское воспитание и образование. Потеряв к двадцати годам родителей, она нашла отраду и утешение в стенах Бодбийского женского монастыря - одного из крупнейших монастырей Грузии. Однажды оказавшись под его сводами, она сразу почувствовала, что место ее там. Уговоры родственников, озаботившихся правильностью выбранного ею пути, действия не возымели.
Придя в монастырь юной послушницей, спустя несколько лет Тамара приняла постриг под именем Ювеналия, а в 1902 году за молитвенные подвиги, чистоту и высоту духовной жизни была назначена игуменией Бодбийского монастыря, в котором на тот момент было 300 сестер и две женские школы. Молодой матушке было непросто принять такой высокий пост и она даже хотела от него отказаться. Укрепил ее в тот момент своим благословением Иоанн Кронштадский, к которому Ювеналия приехала в числе других послушниц. Старец более чем за два десятка лет предсказал ей игуменство в трех монастырях и пострижение в великую схиму.
В 1905 году Ювеналия против собственной воли по новому назначению Синода уезжает в Москву, чтобы стать настоятельницей Покровской общины сестер милосердия. Спустя три года, во время паломнической поездки в Саров - на родину преподобного Серафима Саровского - во время молитвы у иконы Божией Матери «Знамение» ей является Богородица и призывает основать скит для более уединенной жизни «не только себе, но и другим».



Поначалу приняв это за искушение, Ювеналия не решается действовать по своему усмотрению и отправляется за советом к нескольким известным старцам: отцу Анатолию из Оптиной пустыни, затворнику отцу Алексию из Зосимовой пустыни и наместнику Троице-Сергиевой лавры - отцу Товии. И от всех троих получает благословение на устройство скита.
Два года шло строительство. Место было выбрано в Подольском уезде, в 36 верстах от Москвы, в лесу близ станции Востряково. Внезапно появились и средства на постройку, и участие таких людей, как княгиня Елизавета Федоровна. Храм освятили в честь преподобного Серафима Саровского и иконы Божией матери “Знамение”. Отсюда и название скита - Серафимо-Знаменский. Святил новосозданную обитель лично сам митрополит Московский Владимир. Внизу под храмом была устроена церковь в стиле грузинского православия в честь Святой равноапостольной Нины - просветительницы Грузии, чьи мощи покоятся в Бодбийском монастыре.
В 1916 году по благословению митрополита Макария игумения Ювеналия принимает постриг в великую схиму - высшую степень монашества - с наречением имени Фамарь. Возглавляемый ею небольшой монастырь продолжает жить своей скромной и праведной жизнью вплоть до 1924 года, когда большевики решают его упразднить и разворовать, а затем сделать из скита сначала больницу, затем пионерлагерь и базу отдыха завода «Криптон».
С этого момента в миру начинает действовать монастырь, замаскированный под артель. Матушка Фамарь, 10 сестер и священник поселяются недалеко от Москвы в поселке Перхушково, где продолжают свой монашеский подвиг. В 1931 году их арестовывают, заключают в тюрьму, а матушку Фамарь отправляют в ссылку в Сибирь. Оттуда она пишет такие строки: «Я рада, что чаша испытания мне досталась сильнее моих деток. Все, что за годы случается, вся жизнь, – разве это не чудо?!».
Благодаря ходатайству ее брата Константина - известного советского режиссера театра, ссылка матушки закончилась в 1934 году. Из Сибири она вернулась тяжело больная туберкулезом и поселилась в небольшом домике неподалеку от станции Пионерская Белорусской железной дороги.
За несколько дней до ее смерти художник Павел Корин закончил портрет «Схиигуменья Фамарь», ставший впоследствии одной из величайших его работ. Ему удалось увидеть и передать сокровенную красоту духа подвижницы. Именно этот портрет, наряду с двадцатью восемью другими, вдохновил художника на создание грандиозного по замыслу и размерам полотна «Русь уходящая», которое он так и не успел дописать. Но сам Павел Корин никогда не верил в окончательный уход Святой Руси, в исчезновение православной духовности. Он страстно верил: «Русь была, есть и будет. Все ложное и искажающее ее подлинное лицо может быть пусть затянувшимся, пусть трагическим, но только эпизодом в истории этого великого народа». И словно в подтверждение его слов, Серафимо-Знаменский скит снова вот уже более пятнадцати лет используется по истинному своему назначению. Так же, как когда-то давно, здесь ежедневно проходят службы, живут, работают и молятся сестры. Все так же неподалеку бежит быстрая река и шумит на ветру сосновый бор...

Tags: #Подмосковье #МО
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author