kudryavin (kudryavin) wrote,
kudryavin
kudryavin

Десантники из Подмосковья: про ВДВ, «горячие точки» и солдатскую дружбу

Оригинал взят у nawepodmoskovie в Десантники из Подмосковья: про ВДВ, «горячие точки» и солдатскую дружбу
День Воздушно-десантных войск отмечается в России 2 августа. Некоторые воспринимают его как день, когда «люди в тельняшках» купаются в фонтанах, но сами десантники, несмотря на веселье, иначе относятся к этому празднику. ВДВ – это элитные войска, которые участвуют в самых сложных и ответственных операциях. «Голубые береты» из Московской области рассказали о своей службе, опасных боях, прыжках с парашютом и о том, как десантура повлияла на их дальнейшую жизнь.



Валерий Осипенков, Лотошино:

«Меня призвали в армию в 1986 году, почти сразу после окончания школы. Со сборного пункта нас привезли в Томилино, а ночью посадили в поезд, который помчал нас в неизвестность. Молчали сержанты, сопровождавшие нас, молчали и мы. О том, что нас везли в учебку в Фергану, мы узнали перед самым приездом туда.
После окончания обучения нас погрузили в «горбатый» ИЛ-76, и 10 мая 1987 года мы уже стояли на афганской земле. Первое, что увидели – «вертушки» и уставших от войны солдат и офицеров, которым на смену прибыли мы. «Давайте, ребята, трудитесь! Мы свое отработали!» – напутствовали они нас. Повезло, что тех, кто сдружился в учебке, оставили вместе и определили в дважды орденоносный 350-й закрытый парашютно-десантный полк.
В задачу взвода входила ликвидация складов с боеприпасами и продуктами, которые «духи» тщательно маскировали. За успешно проведенную операцию я был награжден медалью «За отвагу». Также мне пришлось охранять афганского президента, доверявшего свою безопасность только советским солдатам. Участвовал в выводе войск из Афганистана, тогда меня контузило разорвавшимся снарядом.
Оправдана ли была война? В каком-то смысле, да. Мы по-другому смотрим на жизнь. К сожалению, не всем удалось адаптироваться после войны на родине. Мне повезло: я сразу женился, у меня хорошая работа, прекрасная семья, двое детей и внук. Я ни о чем не жалею. И что бы сейчас ни говорили, важно всегда помнить историю и тех, для кого честь, отвага и мужество были на первом месте».



Сергей Торгунаков, Протвино:

«Я проходил срочную службу в Воздушно-десантных войсках с 1999 по 2001 год. Служил в замечательном подразделении 45-го полка спецназа ВДВ. Мои старшие товарищи – десантники, почти все воевали в Афганистане. Вот и решил пойти по их стопам. Принимал участие в контртеррористической операции по ликвидации бандформирований на территории Северо-Кавказского округа.
Армейская служба – это всегда непросто, а в спецподразделении особенно. Наши командиры были старой закалки, прошедшие «горячие точки» и локальные войны. Мы многому у них научились. Все друг друга понимали и уважали. Никто никогда никого не подставлял и не бросал.
При выполнении боевых заданий главное – вернуться живым и здоровым. Нужно отдать должное нашим командирам: для них первоначальная задача – сохранение жизни личного состава. Я поддерживаю связь с товарищами по службе – и по телефону, и через интернет. Это ребята со всей России: из Читы, Санкт-Петербурга, Смоленска, Краснодара, Воронежа, с Урала.
Сейчас я – председатель протвинского отделения Московского областного отделения всероссийской общественной организации ветеранов «Боевое братство». Также я являюсь председателем протвинского отделения общественной организации «Союз десантников России».



Андрей Юлин, Мытищи:

«Примеры деда-ветерана и отца, который был участником боевых действий в Приднестровье, определили мое отношение к воинской обязанности. После обучения в Московском энергетическом институте я пошел в армию. Выбор пал на ВДВ – это настоящая элита Вооруженных сил РФ.
Попасть в ВДВ было непросто. Мне помогло здоровье категории А – «абсолютно здоров» – и высшее образование. Меня призвали в июне 2010 года, службу проходил в 38-ом полку связи Воздушно-десантных войск в деревне Медвежьи озера Щелковского района. Окончил службу в звании младшего сержанта. После армии я стал больше ценить своих близких, друзей, свободу, семью – жену Светлану и сына Артема. А еще сдерживать эмоции и ставить перед собой цели – покорять все новые и новые вершины.
После службы многое оказалось «по плечу»: устроиться на работу в управление по физической культуре, спорту и работе с молодежью районной администрации, организовывать ребят вести здоровый образ жизни, проводить действительно стоящие и интересные студенческие мероприятия, стать руководителем Молодежного совета при главе, депутатом Совета депутатов, возглавить Дворец молодежи. В моих планах получить образование в сфере государственного управления.
Каждый год День ВДВ наша семья встречает в деревне Волосово Чеховского района – в аэроклубе ДОСААФ России. За время службы я совершил всего два прыжка с парашютом, сейчас – уже восемь. Каждый год на День ВДВ добавляю по одному. А в этом году начался отсчет прыжков и у жены – Светлана со школы мечтала прыгнуть с парашютом, я подарил ей такую возможность на день рождения. Она прошла необходимое обучение, и ей покорилась высота в 4 тысячи метров! Сына мы воспитываем в духе патриотизма, любви к родине. Уже сейчас могу сказать, что он будет служить в армии – и только в ВДВ!».



Сергей Панькин, Звенигород:

«Я проходил срочную службу в рядах ВДВ в 2011-2012 годах. В отличие от многих ребят, я сам пришел в военкомат, так как меня привлекала военная служба. Ни разу не пожалел об этом! Воздушно-десантные войска – хорошая школа жизни, чтобы ощутить себя настоящим человеком.
Был командиром отделения взвода связи, должность – младший сержант ВДВ. За время службы я успел совершить пять прыжков с парашютом. Ни с чем не сравнимое ощущение, когда впервые видишь парашют, изучаешь его, а затем делаешь с ним прыжок! Здесь все зависит только от тебя, нет права на ошибку. Теперь каждый появившийся в небе самолет вызывает светлые воспоминания – я влюбился в небо!
Учения молодых десантников проходили в Псковской области на границе с Латвией – жили в палатках, изучали технику. За один год мальчики там становятся мужчинами, а новобранцы превращаются в настоящих солдат. Первое время ребятам, пришедшим с гражданки, было сложно адаптироваться к новым условиям. Но дедовщины в том страшном смысле, в котором это слово укоренилось в сознании многих, не было. Десантники – одна семья! В любой момент нас могут отправить на защиту Родины, поэтому никакой розни между нами никогда не было».


Сергей Сычев, Люберцы:

«Еще будучи допризывником, я решил, что пойду служить в ВДВ. А когда на экраны вышел фильм «В зоне особого внимания» о буднях десантников, мое решение окрепло окончательно. В конце октября 1979 года весь наш дружный двор в Калининском районе столицы проводил меня в армию. Мой путь лежал в Одесский военный округ.
Служба в ВДВ – не сахар. Но я был парень крепкий, здоровый и физически сильный, занимался спортом. От военкомата окончил водительские курсы. В общем, подкован был хорошо.
Помню свой первый прыжок с парашютом. Особого страха не испытал. По команде встали, убрали сиденья и пошли один за другим к открытой дверце – по-нашему, «хлеборезке». И вот я очутился в свободном падении! Через три секунды раскрылся купол. Как же это было здорово! Потом в моем послужном списке появилось 19 прыжков. Каждый раз, делая шаг в небо, я испытывал эйфорию.
Был один неординарный случай. Во время очередного тренировочного полета порвался фал, к которому крепились крючки десантников. Мы уже начали отделяться от самолета, а офицер кричит оставшимся: «Стойте!» Но куда там – сирена ревет, ничего не слышно. Удалось захлопнуть «хлеборезку», но ее выбило напором. И тогда другой офицер схватил фал и держал его, чтобы все десантники благополучно отделились от самолета.
Еще долго после службы я утверждал, что самые лучшие годы жизни были в десантуре. Да и сейчас считаю их достойными годами. В армии я понял, что такое братство десантников, чувство плеча, и это пригодилось мне и в бизнесе, и в семье».



Михаил Набокин, Котельники:

«Я попал в Воздушно-десантные войска не случайно. К моменту призыва в армию я уже трижды прыгал с парашютом в ДОСААФ, у меня был разряд кандидата в мастера спорта по дзюдо, а в душе – большая любовь к небу, огромный восторг «войсками дяди Васи», бойцы которого могут все.
После шести месяцев службы в учебном пункте Гайжюнай в Литовской республике бывшего СССР нас направили служить в Афганистан, выполнять интернациональный долг. Из нашего медико-санитарного батальона взяли только тех, кто показал хорошую физическую подготовку, имел опыт десантирования из самолетов. Меня назначили командиром отделения и санинструктором ремонтной роты артполка.
Помню свою первую боевую операцию. Мне тогда было 18 лет. Колонна десантников возвращалась на базу, поставленная задача была успешно выполнена без потерь. Путь пролегал через опасный участок дороги: слева – навесная скала, справа – обрыв. Неожиданно начался обстрел – засевшие за камнями боевики вели интенсивный огонь. Командир принял единственно правильное решение – не останавливать движущуюся военную технику, чтобы она не стала отличной мишенью для душманов. Десантники выскочили из машин и заняли круговую оборону. Позиции боевиков были более выгодные, но когда закончилась перестрелка, потери врага оказались больше. Подразделение вышло из боя достойно, показав отличную боевую выучку и профессионализм.
Я был во многих боевых операциях. В самые сложные и ответственные всегда шли десантники, подтверждая девизы «голубых беретов»: «Там, где мы, там – победа!» и «Никто кроме нас».
Вернулся с войны целым и невредимым, без ранений. Мое участие в операциях отмечено медалью «За боевые заслуги». Сегодня я – директор спорткомплекса в Котельниках, депутат Совета депутатов городского округа, руководитель молодежных военно-патриотических клубов. Занимаюсь воспитанием подрастающего поколения – настоящих защитников Родины!».



Александр Миронов, Пушкино:
«На призывной комиссии в военкомате мы с другом сказали, что хотим служить в ВДВ, я мечтал об этом с детства. После прохождения медкомиссии нам предложили прыгнуть с парашютом. Свой первый прыжок я совершил на полигоне в Коломне в январе 1981 года, а потом еще один. Поэтому в армию шел уже подготовленным. Также занимался боксом, общей физподготовкой: отжимания, турник, кросс.
После техникума я попал в Витебскую дивизию, провел четыре месяца в учебке, и 1 марта 1982 года я был уже в Кабуле, а оттуда – в 3-й отдельный батальон в Шендан. В тот год в Афганистане шли особенно жестокие бои, было много погибших и раненых. На смену им прибывали новички, прошедшие ускоренный курс обучения.
На войне, чтобы не погибнуть, все важно: подготовка, умение, смекалка, чутье и везение. К сожалению, они приходят не сразу. Нас всему учили «деды». Молодых поначалу даже в караул не ставили на всю ночь – сами дежурили. Мы охраняли аэродромы, выходили в горные массивы, блокировали бандформирования и уничтожали их. Страшно было, когда первый раз увидел убитого товарища. Потом все стало привычным – война есть война. И хорошо, когда она заканчивается.
Сейчас я один из активных членов ветеранской организации «Боевое братство», которая в декабре 2006 года была принята во Всемирную федерацию ветеранов. У нас настоящее братство: мои товарищи по ВДВ – мои братья. А если человек человеку назвался братом, то он и сделать для него должен все, как для брата, даже больше, чем для себя. Эта дружба проверена временем, кодекс чести боевого братства делает нас по-настоящему верными товарищами. Служба в десантных войсках научила нас ответственности и верности долгу, и девиз «Никто кроме нас!» – это про нас.
В День ВДВ ветераны пушкинского отделения «Боевого братства» соберутся у памятника погибшим товарищам и почтят их минутой молчания. Сюда же придут матери погибших в Чечне и других «горячих точках». Купания в фонтанах не будет: ветераны не приветствуют это, считают, что они должны быть примером для подражания. А молодые десантники – и они до этого дозреют, когда у них появятся свои дети».




Tags: #Подмосковье #МО
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author